Блог В мире

Нашествие беженцев в Европу

adminGWP
2 Сен 2015
Комментарии к записи Нашествие беженцев в Европу отключены

Один из довольно запутанных и давних вопросов европейской политики ликвидировался, на время или даже навсегда, сам собой. Имеется в виду македонский вопрос, существовавший два века, с того момента, как Османская империя стала потихоньку распадаться.

С обретением Грецией независимости тут же возникла неясность с тем, что есть Македония. То ли историческая область Греции — еще с времен Александра Македонского. То ли исконная область проживания южнославянского народа македонцев. С распадом Югославии и обретением союзной республикой Македонией независимости вопрос особо обострился, но вдруг настало примирение.

Настало не от хорошей жизни. Будь жизнь южных европейцев хотя бы так же хороша, как в 90-е гг. XX в., тяжбы о статусе Македонии, несомненно, продолжались бы. Но случилось такое, что стало не до вековечного спора.

Следствием расцветшей в 2011 г. «арабской весны» стала замена ряда авторитарных, но хотя бы контролирующих свою внутреннюю ситуацию и свои внешние границы режимов на откровенный кровавый хаос, уже ничего не контролирующий. А от хаоса бегут в чем есть и куда глаза глядят.

Глядят же они на просторы Евросоюза, отделенного от демократизированных арабских стран относительно небольшим расстоянием по морю. По сравнению с Магрибом и Левантом страны ЕС текут молоком и медом, вооруженное насилие в них не является повседневной практикой, и нетрудно догадаться, куда устремятся всевозрастающие потоки беженцев.

Из Ливии — к берегам Южной Италии, из Сирии — к островам Греческого архипелага. Количество островов там таково, что выстроить эффективную пограничную оборону невозможно, тем более что прикажете делать с беженцами? Топить в море? Страны ЕС пока до этого еще не дозрели.

А далее, после закрепления на клочке ЕС-овской земли — поход на север. Из Италии во Францию и Австрию, из Греции в Австрию и Германию. При этом беженском анабазисе из Греции и произошло снятие македонского вопроса, когда горячая человеческая лава проломила плохо охраняемую греко-македонскую границу и устремилась далее на север. Для беженцев от ИГ что Греция, что Македония — разницы большой нет.

То, что заявления греческих (и итальянских) властей исполнены отчаяния — это немудрено. Они первыми принимают на себя поток беженцев, справиться с которым в одиночку они не могут, да и кто может?

Но и из далеких северных стран звучат не менее отчаянные заявления. Бельгийский премьер Шарль Мишель заявил: «Шенгенские соглашения важны для нашей экономики, однако перед лицом террористической угрозы мы, возможно, должны будем их пересмотреть в вопросах идентификации личности и контроля багажа». Ему стал вторить германский министр внутренних дел Томас де Мезьер: он не исключил, что Германия может отказаться от участия в соглашении о свободном передвижении граждан в пределах Шенгенской зоны из-за наплыва мигрантов. «Мы поддерживаем Шенген… но если никто не соблюдает закон, Шенген в опасности».

Брюссельские же чиновники называют сложившуюся сегодня в ЕС ситуацию «худшим кризисом с беженцами со времен Второй мировой войны». В условиях такого кризиса неясно, как далеко пойдет ревизия Шенгенских соглашений.

Вообще говоря, и в рамках ныне действующего порядка возможны отступления от безграничной вольности. Ст. 2, п. 1 Шенгенской конвенции 1990 г. гласит: «Внутренние границы можно пересекать в любом месте, не подвергаясь какому бы то ни было личному контролю», но уже п. 2 той же статьи уточняет: «Тем не менее, когда того требуют общественный порядок или национальная безопасность, Договаривающаяся Сторона после консультации с другими Договаривающимися Сторонами может принять решение об осуществлении на внутренних границах в течение ограниченного периода времени национальных пограничных проверок, проводимых с учетом особенностей конкретной ситуации. Если общественный порядок или национальная безопасность требуют осуществления немедленных действий, заинтересованная Договаривающаяся Сторона предпринимает необходимые меры, информируя о них как можно скорее другие Договаривающиеся Стороны».Но до сих пор режим пограничных проверок вводился отдельными странами на краткое время и в основном в связи с международными политическими (съезды G8) или спортивными (футбольные чемпионаты) мероприятиями. Либо проводились выборочные проверки документов в поездах. Надо же и пограничной страже чем-то заниматься.

Теперь пограничные проверки могут стать постоянной, или, во всяком случае, длительной практикой.

Более интересно, сохранится ли нынешняя практика, когда шенгенская виза дает право перемещаться по всему шенгенскому пространству, или от тяжелой жизни произойдет возвращение к дошенгенской практике национальных виз. В Германию свою, во Францию свою etc. Зависит, наверное, от того, как будут далее развиваться события.

Хотя их развитие сулит мало хорошего. Потенциальное число беженцев огромно, возможности пограничной стражи хоть на внешнем обводе, хоть на внутренних границах имеют свой предел, и при такой разности потенциалов непонятно, как удержать такую людскую массу.

Конан-Дойль в рассказе «Нашествие гуннов» так описывал первый выплеск этой лавы на восточные провинции (где-то в районе нынешней Молдавии) тогдашнего Евросоюза: «Молодой римский центурион Гай Красс, обходя утром крепостцу Тир, заметил одинокого всадника, скакавшего к ним от реки. Истомленные, измученные, покрытые грязью и потом, а напоследок вымокшие в реке и конь, и всадник были чуть живы. С изумлением наблюдал за ними римлянин, а когда они приблизились, узнал в оборванном человеке с взлохмаченными волосами и остановившимся взглядом пустынника с востока. Отшельник уже едва держался в седле, и римлянин поспешил навстречу и подхватил его на руки.

— Что такое?— спросил он. — Что случилось?

Но тот лишь указал движением головы на восходящее солнце.

— К оружию, — прохрипел он, — к оружию! День Гнева настал.

И, взглянув туда, куда он показывал, римлянин увидел вдали за рекою громадную черную тень, медленно подвигавшуюся над равниной».

 

Комментарии закрыты.